image1 3 light

Получилось все не так, как планировалось - получилось так, как получилось. Если кто-то спросит, какова цель этой экспедиции, я не смогу внятно ответить на этот вопрос. Можно только перефразировать бессмертную фразу Атоса: «Я дерусь, потому что дерусь». Я использую любую возможность, чтобы повнимательнее рассмотреть наш странный мир и все никак не могу досыта насмотреться.

«Туризм – это форма эскапизма – своего рода побег от действительности» - поставила диагноз всем путешественникам одна образованная дама, - «Некоторые люди не хотят работать или боятся ответственности взрослого мира, поэтому тормозятся в развитии на стадии юношеского туризма».

Но у нас есть отмазка: еще тысячи лет назад, когда понятия туризма не существовало, праздношатающиеся дервиши вывели одну из буддийских аксиом, которая гласит, что передвигаясь в пространстве, человек не только живет полнее, но и развивается в сакральном смысле, - чем больше он увидит в этой жизни, тем лучше оказывается подготовлен к своему главному путешествию. Теория, приходится признать, спорная, но у каждого из нас рано или поздно будет случай ее проверить.

Увидеть все красоты Казахстана - задача, кончено, нескромная - слишком коротка наша жизнь, а посмотреть в девятом по площади государстве мира на самом деле есть на что.

На этот раз наш побег от действительности начался в предгорьях хребта Манрак, где в складках мелкосопчника спрятался стратиграфо-палеонтологический памятник природы Южного Призайсанья «Пылающие Адыры». Времени было в обрез, поэтому нам не удалось увидеть «Долину динозавров» в лучах заката или рассвета, когда бентонитовые глины играют разнообразием оттенков, от ярко-красных и розово-коричневых до кирпично-зеленых. В нашем распоряжении была пара часов, и в полдень картинка получилась плоская, но воображение помогло нам дорисовать то, что не смогла запечатлеть камера.

Эти месторождения вулканических абсорбентов образовались в мезозое, в условиях жаркого и влажного тропического климата. В 1959 году здесь впервые нашли костные останки и скорлупу яиц динозавров, которые сейчас украшают палеонтологический музей в Санкт-Петербурге.

Наши предки находили гигантские кости и не сомневались, что они принадлежат драконам. Об этом свидетельствую названия гор – Дельбегетей, Драконовы горы.

Здесь найдены костные останки трехпалой лошади гиппариона, жирафов, носорогов, тигро-львов и газелей живших 10 млн лет назад. Если бы не оледенение, ездили бы сейчас на большую пятерку в ВКО. Не повезло нашим аутфитерам.

Может быть когда-то наши потомки будут прилетать в ВКО из колоний в созвездии Альфа Центавра чтобы полюбоваться на останки обитавших на хребте Мынрак архаров. Мы же можем гордиться, что нам посчастливилось застать их живыми. По данным последнего учета в горном массиве Мынрак обитает около 400 особей архаров центрально-казахстанского подвида.

Если когда-то здесь обитали самые крупные представители нашей фауны, то сейчас в Мынраке можно встретить млекопитающего размером меньше ореха. Карликового тушканчика сальпинготуса можно увидеть только ночью в свете фар. Несмотря на крошеные размеры этот удивительный зверек имеет гораздо большую стоимость, чем медведь. У него четыре ноги тоньше спички, позади у него длинный хвост, но трогать его не моги, - я имею в виду штраф 800 тысяч тенге. Красная книга! Слава богу, пока никому не приходит в голову браконьерствовать на сальпинготусов. Чего не скажешь о другом представителе этой грустной книги - архаре. Наша экспедиция совершенно случайно наткнулась на стоянку первобытных людей эпохи позднего социализма или раннего капитализма, возле которой в кухонных отбросах были найдены костные останки архаров. На правах первооткрывателей мы нарекли этот культурный слой – хомо браконьерикус.

Парящая июльским жаром пустыня рождала в нашем перегретом мозгу миражи прохладных горных долин, где в реках и озерах полно вкусной рыбы, а в тенистых лесах пасутся более питательные звери, чем сальпинготусы за 800 тысяч тенге.

Поэтому мы удачно форсировали Черный Иртыш, и спустя час из желтой пустыни попали в другой мир, где на зеленых лугах резвились кони и жужжали шмели.

До Иртыша до Теректы (в девичестве Алексеевка) мы добрались за два часа. По плану мы должны были посетить исторический памятник «Американская шляпа» где в пещере найдены выполненные охрой рисунки каменного века. Подобная техника наскальной живописи найдена во Франции. Мы спросили несколько местных жителей, где здесь картинная галерея «мустьерской культуры», на что они ответили, что клуб давно закрыт, но есть приличное кафе, где недорого можно посмотреть разные картины по телевизору.

Только тут нас осенило, что эту пещеру можно найти и без специального провожатого, но на это придется потратить всю оставшуюся жизнь. График экспедиции не предусматривал запасной жизни, поэтому мы поехали прямо в Маркаколь.

Маркаколь оказалось найти проще, чем шляпу. К нему вела одна единственная дорога.

Через границу на китайской территории просматривались длинная полоса огромных песчаных барханов. Целые горы выложены исключительно из желтого песка. Нас переполнила гордость – у китайцев песок, а у нас настоящая тайга. Как-то незаметно из центральноазиатской пустыни мы попали в Сибирь. Сибирь - есть Сибирь, хотя и Южная! На территории Маркаколького района, около села Орловка расположен казахстанский полюс холода – зимой там температура опускается до минус 55 градусов, а высота снежного покрова достигает 2 метров. Пришлось летние плетенки срочно менять на «Менделя», а футболки на полный комплект «Криптек», так как полил страшный ливень и начался вселенский потоп – дороги превратились в реки. В Урунхайку приплыли ночью, спуститься к берегу по глинистому берегу не решились и заночевали прямо в машине.

Это все была присказка, сказка началась на следующий день.

Над Курчумским хребтом и Азутау после дождя клубились туманы. Между хребтами с северо-востока на юго-запад вытянулось бирюзовое озеро. Высота 1400 метров. Длина озера – 38 км., ширина – 19 км, площадь – 455 км², длина береговой линии – 106 км, глубина в среднем – 14,3 м, максимальные глубины – 24-27 м. В озёрной чаше содержится 6,5 км³ воды. Площадь водосбора составляет 1180 км². Всего в озеро впадает 50 водотоков, основными являются Тополевка, Тихушка, Еловка, Карабулак, Жиренька. Из озера вытекает единственная река Кальджир.

Знакомство с Маркаколем мы начали с визита в контору заповедника. Участок берега до устья Тополевки относится к рекреационной зоне, туда можно выписать пропуск на посещение экологического маршрута. Наша попытка штурмовать Маркаколь с суши бесславно закончилась у первой же речки под называнием Тихая. Ночной дождь создал все условия для жесткого оффроуда. Любой джипер отдал бы полжизни за удовольствие форсировать эту болотистую преграду, но наш УАЗ Фермер, оказался более склонен к тихим сельскохозяйственным радостям, чем к оффроуд подвигам. Похожая на газон зеленая травка побережья оказалась осоковым болотом, по которому мне все же удалось выйти к берегу. Тем временем, пока моя нижняя часть тела принимала целительные грязевые ванны, верхняя часть общалась с местной фауной, представленной двухмоторными, реактивными комарами, оснащенными лазерной системой наведения и истемой «свой-чужой». События развивались по сценарию фильма «Аватар» местная инсектофауна приняла меня за чужого и начала защищать свою экосистему всеми доступными способами. Как и в фильме дело закончилось паническим бегством. Комары лучше всякой инспекции справляются с охраной девственной природы Маркаколя.

Черный аист высокомерно проводил меня насмешливым взглядом, даже не потрудившись подняться в воздух из-за такой жалкой, мокрой по пояс и облепленной комарами персоны, как я.

Неудача наземной операции привела нас в некоторое замешательство, но мы не сдавались и решили на штурм красот Маркоколя с использованием водного транспорта.

В пределах рекреационной зоны (до устья Тополевки), можно совершать экологические экскурсии на лодке. Лодку с гидом можно без проблем арендовать в Урунхайке за скромную цену. Наш гид Каират оказался на редкость хорошим парнем и показал нам много интересного.

На Маркоколе разрешена спортивная рыбалка для местных жителей. В настоящее время готовится биообоснование для организации рыболовного туризма по принципу поймал-отпустил. Но у этой идеи есть как сторонники, так и противники.

Маркаколь Light

Администрация заповедника считает, что нелетальный рыболовный туризм, не нанося ущерба рыбным запасам, снизит мотивацию браконьрества и повысит заинтересованность местных жителей к охране природе. Многие эксперты приводят известный экологический лозунг «используй или потеряй». Люди обычно не ценят те ресурсы, которые не приносят им пользы, а административные ресурсы для полноценной охраны природы пока еще не достаточны.

Мы решили узнать позицию по этому поводу науки. В устье Тополевки располагался полевой лагерь Института Гидробиологии и Экологии. Нам повезло и директор института Миргали Есенгалиевич Баймуканов оказался в лагере и согласился дать интервью. Он согласен, что в зоне рекреации нужно налаживать экологически безопасные виды природопользования, которые повысят мотивацию местных жителей сохранять природу, но в этический принцип заповедной зоны не должен нарушаться.

Заповедники создавались, как эталоны дикой природы и коммерческие интересы не должны влиять на естественные процессы. Мухи отдельно, а котлеты отдельно! В рекреационной зоне нужно мотивировать, а в заповедной наказывать. По данным многолетних исследований рыбные запасы Маркаколя за последние 10 лет сократились в полтора раза.

Особо бурные споры вызывает катастрофически увеличивающаяся численность бакланов на озере. 10 лет назад бакланы на Маркаколе вообще не гнездились, а сейчас мы проезжали мимо трех колоний. Занятые бакланами участки леса были заметны издали. Деревья погибли от токсичного помета птиц. Миргали Есенгалиевич считает, что изменение традиционных мест гнездовий бакланов связано с сокращением рыбных запасов на озере Зайсан и Бухтарминском водохранилище. Но наука против истребления бакланов, так как заповедный режим заповедника не должен нарушаться. Питание бакланов недостаточно изучено. Возможно, основу питания этих птиц составляет не ленок (ускуч), а пескари и гольяны. В любом случае решительные меры должны приниматься только после тщательных исследований. Местные жители не разделяют эту точку зрения, они считают бакланов главными виновниками оскудения рыбных запасов. Ученые же считают, что главная угроза исходит не от птиц, а от браконьеров. Подводная охота на Маркаколе запрещена, но без ружья понырять с камерой можно, чем я и воспользовался.

Должен сказать, что даже если бы она была разрешена, шансов добыть ускуча у подвоха очень мало. Прозрачность не более 3 метров, а осторожная рыба замечает человека с большего расстояния. Несколько раз в дымке мелькали как стрелы хвосты пролетающих на огромной скорости ускучей.

На дне я заметил несколько дохлых рыб. Миргали Есенгалиевич подтвердил, что имеет место быть не очень значительное загрязнение водоема бытовыми отходами и последствиями сельскохозяйственной деятельности. Это влияния не пока не очень заметно, но процессы нарастают по экспоненте. Развитие массового туризма неизбежно послужит их катализатором.

Я вообще-то всегда был сторонником развития устойчивого туризма, но в данном случае аргументы ученого показались мне убедительными. Если настроить по берегам озера столько рыболовных баз, сколько их появилось за последние 10 лет в Прибалхашье, то хрупкая экосистема высокогорного озера вряд ли это выдержит.

Если бы рыбалка на ускуча была разрешена, я бы сказал, что в июле и первой половине августа на озере можно поймать на блесну одну – две рыбки за день, зато в сентябре ускуч поднимается из глубины и ловится как сумасшедший. Весной во время нереста рыбалка запрещена не только для приезжих, но и для местных жителей. Поэтому интенсивность клева в мае, первой половине июня вообще не обсуждается.

Кардицепс. Во второй половине 19 века все искатели приключений бросились в Калифорнию, потом на Аляску. В начале XXI века все граждане Маркакольского района от столетних стариков до грудных младенцев бросили все свои дела, схватили лопаты и побежали в горы копать краснокнижное растение пион уклоняющийся, называемый в народе марья-коревна. Дело в том, что в корнях этого растения встречается удивительный гриб под называнием кардицепс. В китайской медицине его применяют и как возбудитель, и как лекарство, и как мужской и женский афродизиак.

Тема психоделических растений меня всегда меня волновала, а теперь вот она взволновала целый район!

Кардицепс напоминает золотой ключик, спрятанный в утке, утка в зайце, заяц на дубе и так далее.

Вот как он размножается. Споры гриба разносятся ветром и насекомыми по высокогорью, и некоторые из спор находят свою жертву - личинку бабочки Hepialus armoricanus. Личинке, к которой зашла погостить спора кордицепса, уже никогда не стать бабочкой. С наступлением вегетации спора кордицепса прорастает прямо в тело личинки, прорастает сквозь ее голову и начинает расти, высасывая из личинки все соки. Кордицепс содержит в себе львиную дозу мощнейших антибактериальных и других активных веществ, поэтому с момента прорастания гриба в личинку не проникнет ни один паразит, она не заразится ни одной болезнью. И даже после того, как гриб убьет ее и личинка погибнет, она не будет подвержена никаким патогенным процессам и превратится в мумию. Мумии этих червей и собирают сборщики кардицепса. За килограмм Сухого червя перекупщики дают 600 тыс. тенге.

Правда, если продолжить аналогию с ключиком, спрятанным в зайце и утке, то в голову приходит мудрая сказка про мальчика у которого на пупке была маленькая гаечка. Долго бродил мальчик по белу свету, все искал золотой ключик к этой гаечке.

Наконец, как положено, нашел сундук, утку и зайца. Достал золотой ключик и отвернул гаечку на своем пупке. Тут задница у него и отвалилась. Мораль сказки такова, что не стоит искать на свою задницу приключений. Недавно во время рейда сотрудники лесхоза совместно с прокуратурой поймали группу сборщиков кардицепса. Завели уголовное дело. За копку краснокнижного пиона штраф составил примерно миллион тенге. Так что, не советую экспериментировать с золотыми ключиками.

Сказки в отличие от прессы никогда не врут!

Но похоже мы загостились на берегах Маркаколя.

Я всегда любил книги про путешествия и травел-передачи. В детстве смотрел «Клуб кинопутешественников», позже «Непутевые заметки» и «Орел или Решка». Наконец, под старость лет судьба улыбнулась и появилась возможность снимать собственную передачу. Ее главной интригой, так сказать, фирменным знаком стала одна перманентная бюджетная Решка. Но если путешествовать за чужой счет, экономить на самсе и снимать каждый день по две передачи, то концы с концами связать можно. Выходит, вдохновляющая идея передачи - бюджетная Решка отечественного телевидения тоже может служить благим целям, если находятся психи, готовые отказаться от зарабатывания денег ради возможности шататься с камерой по долам и весям.

Анекдот про бюджет. Помню детский мультфильм, приносит дядька к скорняку небольшую шкурку и спрашивает: «Можешь сшить шапку?»

- Легко!

- А две?

- И две могу!

- А три?

- Смогу и три!

- А четыре? – жадность не дала мужику шанса остановиться.

Так доторговался мужик до семи шапок из одной шкурки. Приходит забирать, а все его семь крохотных шапок умещаются на ладони скорняка.

-Эй, ты зачем шкурку испортил! Кто такие шапки носить сможет?

- А тоже думаю, кто их будет носить?! - удивился скорняк, - Но раз ты заказал, мое дело маленькое.

Так что, кто будет смотреть эти передачи, это не мое дело. Мое дело маленькое - снимать по два сюжета в день. Хотя нет - шучу! На самом деле передачу на государственном языке смотрят жители отдаленных районов. В Зайсане даже крутили ее целый месяц на видео-билборде возле акимата.

Так что повинуясь жесткому графику к которому нас обязывал наш бюджет, мы попрощались с Маркаколем и выехали в сторону села Бобровка снимать передачу про рыбалку. Приятное мы совместили с полезным. Давно хотелось провести охотобследование этих угодий. А они привлекали вот чем. Наверное, это единственные угодья в Казахстане, где в одном месте можно добыть Большую Казахстанскую Пятерку. Здесь обитает марал, лось, медведь, косуля и козерог. За козерогом, правда, придется подниматься повыше на белки в сторону Катон-Карагайского национального парка. И возможно лицензии брать в парке. Угодья принадлежат Областному обществу охотников и рыболовов. Мы привыкли, что на угодьях общего пользования трудно встретить что-то живое, но в этих краях это правило почему-то не работает. Вернее, понятно почему здесь довольно много зверья. В Бобровке и Орловке в общей сложности проживает не более 70 семей и общее поголовье скота ничтожно по сравнению с громадными необжитыми просторами. Сельскохозяйственный пресс незначительный, и этот фактор важнее всех остальных. Браконьерство, наверное, есть, но огромная площадь угодий позволяет выдержать его пресс.

Возникла идея снять фильм про Большую Казахстанскую Пятерку. Я узнавал, любительские лицензии найти, в принципе, можно. Сейчас проводим кастинг на роль потенциального героя передачи. Требования такие: у героя, как говорят, должна быть не «пуля в голове», а целый снаряд, калибром не менее 120 мм. Кроме того, у него должен быть кошелек соответствующих размеров. А эти качества, согласитесь, в одном человеке объединяются не часто. Пока статистика такова: из 0 кандидатов на роль казахстанского супер мергена отобрано 0 претендентов. Но мы не впадаем в грех уныния. Родина все еще ждет своего героя.

Большая казахстанская пятерка - программа, кончено, не массовая и, скорее всего, не коммерческая. Но реализовать ее один раз ради летописи отечественной охоты, сам бог велел.

В Бобровке мы познакомились с инспекторами лесхоза Сырымом и Есимбеком. Они произвели впечатление мужиков опытных и толковых. Не раз участвовали в интурохоте, места знают как свои пять пальцев. Они рассказывали, что в 2013 году их клиент из Австрии добывал трофей марала в- 18 кг. Я то считал, что в курсе всех великих дел в области интурохоты. Оказывается, праздник жизни проходил где-то сторонкой, а мы о нем даже не подозревали.

График нашей международной телекорпорации не позволил провести полноценное охотобследование угодий. Цена съёмочного дня, включая работу операторов, актеров, режиссеров, консультантов, сценаристов, пиротехников, осветителей, художников, рабочих сцены, директора картины и его замов, водителей, массажисток и менеджеров по быту и прочих политруков не позволила нам тратить драгоценное время на учеты численности животных. Мы просто поднялись на несколько сопок. Живых животных, кроме десятка косуль, не видели, врать не буду, но свежие следы лося, марал и медведя встречались практически везде. Весь лес в долине Кара-Кабы и Арсан Кабы густо истоптан медведями. Мелкий ивняк и березняк - любимое место лосей.

Есимбек говорит, в сентябре ходить никуда не нужно, садись на вершинку сопки и жди - лось сам выйдет.

Сезон для тихой охоты уже начался.

Серьезных грибов еще нет, но вдоль рек уже встречаются подберезовики и сыроежек. А вот и мои любимые.

Я читал в одной умной книге, что наши далекие предки – жители Центральной Азии, с помощью этих симпатичных красненьких грибов завоевали Индию и там уже написали Камасутру. А в XXI веке наши бывшие земляки легко, без сопротивления со стороны янки покорили Силиконовую долину.

Хотите верьте, а хотите проверьте, но я сам видел по ящику, как герой Гарика Харламова покушал таких грибов и через полчаса к нему прилетел Путин на вертолете.

Вся нерастраченная на Маркаколе любовь к рыбалке и нежность к жаренному хариусу, счастливо реализовалась на слиянии Кара Кобы и Арасан Кабе . Лучшее время для ловли ленка и хариуса - вторая половина августа и сентябрь, но и в июле можно поймать десяток рыбок, если не лениться. Я правда, как всегда, ленился, но честно вытащил несколько штук.

Спиннинг хариус здесь принципиально презирает, а на мушку берет бойко. В Кара Кобе вода после ливней помутнела, а в Арасан Кобе несмотря на любой дождь она остается достаточно прозрачной.

Там же ловится и таймень. Недавно инспекция задержала каких-то рыболовов с тайменями. Было заведено уголовное дело, а сумма штрафа исчислялась многими нулями. Так что прежде чем увлекаться краснокнижными тайменями советую почитать административный кодекс.

Далее согласно нашему стратегическому медиа-плану, мы должны были совершить блиц-криг по Катон-Карагйскому нацпарку. Моторизированной колоной в составе одной единицы УАЗа Фермер мы должны были прорвать оборону противника и вырваться на оперативный простор в долине Чиндагатуй.

Австрийская дорога light

Для этой операции наши предшественники – австрийские военнопленные еще сто лет назад проложили в тайге стратегическую дорогу, соединяющую Маркаколь с долиной Бухтармы в районе Урыля. Австрийские дороги всегда славились своим качеством, и эта прослужила сто лет. Но пару лет назад даже австрийская дорога не выдержала особенностей нашего дорожного управления. Пять из семи мостов пришли в негодность. Безвременная кончина стратегической трассы, поставило под угрозу наш план Барбаросса. А съёмочный график не позволил нам ждать третьей мировой войны, чтобы австрийские пленные снова восстановили дорогу. Пришлось вернуться в Алексеевку и ехать в объезд через Курчум.

Но дело повернулось так, что на Курчум мы не поехали.

Но, как я уже говорил, формат передачи в стиле Решка вынуждает нас путешествовать за чужой счет, поэтому иногда приходится полет своей творческой мысли приводить в соответствие с планами тех, кто оплачивает все расходы. Вожделенный Чиндагатуй пришлось отложить на недельку, а пока мы выдвигаемся на учет архаров в Тарбагатай, в самую его глухую и малоизведанную часть. Если разобраться, эта конная экспедиция обещает быть не менее интересной, чем отложеный на пару недель поход в Чиндагатуй. У нас есть шанс поймать знаменитого тарбагатайского османа, вес которого по слухам достигает 5 кг! А если повезет, можно даже увидеть редчайший вид медведя губача, иногда заходящего в Тарбагатай из Китая. Встречи губача в Тарбагатае описаны в специальной литературе, хотя я лично и не читал ничего подобного, но верю на слово уважаемым охотоведам. Кроме того, мы посчитаем тарбагатайских архаров и снимем об этом историческом событии десяток серий нашей Санта Барбары.

Кроме того, по пути в Тарбагатай мы исследуем знаменитые Чиликтинские курганы, где найден примерно такой же золотой человек, как в Иссыке. Места здесь буквально пропитаны историей. Чиликтинская долина расположена примерно в 100 км южнее оз. Зайсан, между хребтами Монрак и Тарбагатай, на высоте 1300—1500 м. от уровня моря.

Примерно посередине долины, у центральной усадьбы бывшего совхоза «Чиликтинский», находится самый большой могильник, состоящий из 51 кургана, растянувшийся на 8 км общим направлением северовосток-югозапад.

Эти места чрезвычайно благоприятны для скотоводства и издавна служили превосходными пастбищами для кочевников. Мягкие зимы, невысокий снежный покров, отличные сенокосы и достаточная орошаемость ценились кочевниками уже в глубокой древности, о чем свидетельствуют огромные курганы. Ученые считают, что курганные могильники эпохи ранних кочевников всегда находятся в районах зимних пастбищ и никогда – на летних. Это и понятно, так как именно зимние пастбища обеспечивали сохранность стада. На них и устраивали могилы предков, чтобы закрепить эти пастбища за собой.

Пионером археологических исследований Чиликтинской долины стал чиновник особых поручений при Степном генерал-губернаторстве А. П. Плахов. В 1899 г. он взял от Археологической комиссии 100 рублей на раскопки большого кургана в Чиликтинской долине. Комиссия потом долго и безрезультатно разыскивала Плахова, который не отчитался в полученной сумме, но так и не нашла.

Первая системная археологическая разведка  Чиликтинской долины была проведена Восточно-Казахстанской экспедицией ЛОИА АН СССР в 1949 г. Тогда был раскопан в центральном могильнике один курган, в котором были найдены золотые бляшки, выполненные в скифо-сибирском «зверином стиле», и другой материал, относящийся ко второй половине V в. до н. э. На украшениях был изображен снежный барс.

Последний снежный барс в Чиликтинской долине был убит в 1958 г. Так же встречалось изображение тигра, водившегося еще в XIX в. на оз. Зайсан.

Особенно часто встречаются изображения маралов, лошадей и Архаров. Известный иранист В. И. Абаев высказал осторожное предположение, что марал может быть тотемом саков, поскольку оба эти слова в древнеиранских языках звучат одинаково (САК) и являются, по его мнению, самоназванием скифов.

Распространение схожих изображений маралов и архаров на обширной территории от Алтая до Западного Тянь-Шаня лишний раз указывает на большое единство культуры и идеологических представлений у ранних кочевников, что и естественно при частых их передвижениях на большие расстояния.

Главными современными символами нашей страны являются беркут и снежный барс. Но по количеству сохранившихся изображений олень, архар и лошадь занимали в культуре древних жителей Центральной Азии самые почетные места. Приручение лошади положило начало кочевой культуре, а архар, являясь родоначальником домашних баранов обеспечил не только пищевые потребности кочевников, но и дал им шерсть. Так же как тысячелетия назад горные бараны спасали людей от голода и холода, сейчас этот сверхценный возобновляемый природный ресурс при разумном использовании может служить удовлетворению жизненных потребностей населения отдаленных районов.

Итак, пора в дорогу.

Максим Левитин.

Зайсан. Гостиница. Июль 2015.